Ленинабадский комбинат редких металлов

Ленинабадский комбинат редких металлов

Таджикский алюминиевый завод основан в 1972 году. Впоследствии стал крупнейшим предприятием цветной металлургии в Средней Азии. В тяжелые 90-ые годы завод не останавливался в производстве. На сегодняшний день предприятие считается визитной карточкой промышленности Таджикистана, крупнейшим производителем алюминия в стране. Основная продукция – первичный алюминий – на 98% идет на экспорт. Ее поставляют через Лондонскую биржу металла по всему миру. Также на заводе выпускают штанги, цилиндрические слитки, алюминиевые листы.

Кайраккумский ковровый комбинат (ныне Ковры Кайраккума)

Ленинабадский комбинат редких металлов

Введен в эксплуатацию в 1960 году. Являлся самым крупным предприятием по производству ковров в Советском Союзе.  На комбинате выпускали шерстяные и полушерстяные ковры. Чтобы заполучить эти товары в советское время, в магазинах выстраивались очереди, а завод выпускал продукцию миллионами квадратных метров ежегодно.

На сегодняшний день «Ковры Кайраккума» являются крупнейшим производителем ковров в Таджикистане. Предприятие успешно функционирует и выпускает широкий ассортимент продукции – пряжи, ковры, ковровые изделия, хлопчатобумажные ткани, одеяла и др. Ежегодно объем производства увеличивается на 20%. Рынки сбыта – Афганистан, Киргизия, Россия, Казахстан.

Ленинабадская обувная фабрика (ныне Пойафзоли Хучанд)

Ленинабадский комбинат редких металлов

Введена в эксплуатацию в 1939 году. Во время Великой Отечественной войны здесь изготавливали обувь и сапоги для фронта. После производство работало без перебоев и выпускало порядка 4 млн пар обуви ежегодно. Фабрика на 100% обеспечивала рынок Таджикской ССР.

С развалом Советского Союза производство затормозилось. На сегодняшний день здесь функционирует только 1 цех из 7. Сырье для обуви в Таджикистане не производится, поэтому все закупается за рубежом. Продукция предприятия – взрослая, детская и женская обувь – поставляется на внутренний рынок.

Заключение

В советский период экономика Таджикистана развивалась: было открыто много новых предприятий в различных отраслях промышленности. С развалом Советского Союза деятельность всех предприятий затормозилась.

 Многие заводы перестали существовать, некоторые на сегодняшний день работают далеко не на полную мощь, часть территорий комбинатов и фабрик проданы под жильё и коммерческие предприятия.

Несмотря на то что в Таджикистане ежегодно вводятся в эксплуатацию новые производственные объекты, эта страна является самой бедной из постсоветских: тут все еще тяжелое положение на рынке труда, поэтому более миллиона граждан находятся в вынужденной трудовой миграции.

Расконсервировать Таджикистан

Эмомали Рахмон на производственном предприятии. Фото пресс-службы президента Таджикистана

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон в своем ежегодном послании парламенту страны на текущий год обозначил новую стратегическую цель: ускорить индустриализацию и превратить республику из аграрно-индустриальной в индустриально-аграрную. То есть глава государства указал чиновникам, что в принятии решений приоритет должен быть отдан развитию промышленного производства, и поставил задачу до 2030 года увеличить долю промышленности в объеме ВВП до 22% с нынешних 17,3%. Руководителям областей, городов и районов поручено «усилить свою деятельность по привлечению прямых инвестиций, созданию новых производственных предприятий, вводу бездействующих предприятий и созданию рабочих мест».

Президент и сам проявил политическую волю: ввел двухлетний мораторий на проверки производственного бизнеса и поручил освободить от НДС и таможенных пошлин сырье, импортируемое в страну для переработки. «Фергана» решила узнать, как обстоят дела с производственными предприятиями и выполнением поручений президента в наиболее промышленно развитом регионе Таджикистана — Согдийской области.

По данным информационно-аналитического центра администрации области, за четыре месяца текущего года в регионе были введены в эксплуатацию 33 новых промышленных предприятия, на которых трудоустроены 450 человек. Новые предприятия работают в металлургии, химической и легкой промышленности, производят стройматериалы, продукты питания. В нынешнем году планируется ввод в эксплуатацию 13 новых швейных цехов.

В январе-апреле этого года промышленными предприятиями региона было выпущено продукции на 3,7 млрд сомони ($392,3), что на 580 млн сомони больше показателя аналогичного периода 2018 года. В то же время ряд крупных предприятий, например, «Таджикско-китайская горно-промышленная компания» и совместное предприятие «Апрелевка» (по добыче и переработке золота), сократили производство.

Из 602 промышленных предприятий области на конец апреля функционировало 461 (76,6%). Примечательно, что из 141 неработающего предприятия 93 прекратили или приостановили свою деятельность именно в этом году, тогда как в 2018 году перестали работать 18 предприятий, в 2017 году — 5, в 2016 году — 8, в 2015-м — 5, в 2014-м — 6.

В перечне прекративших работу числятся несколько крупных заводов и компаний, на которых когда-то работали сотни и тысячи человек.

Так, в прошлом году остановили свою деятельность консервный завод «Худжанд-Сибирь» (в октябре 2018 года), консервный завод имени Хасанова (в ноябре), консервный завод «Шарбати Хистеварз» (в августе), компания «Дусти Амирхон» по выпуску окон и дверей (в сентябре), «Ресандаи Точикистон РБТ» по производству пряжи (в ноябре).

Закрытое предприятие «Лаъл». Фото Тилава Расул-заде

До этого, в октябре 2016 года, прекратило выпуск продукции совместное предприятие по производству соков и плодоовощных консервов «Худжанд-Пакижинг», в ноябре — «Сомон Сугд» (кварцевый песок), в июле того же года закрылись Исфаринский консервный завод, предприятие «Ассор» по производству растительного масла, в феврале — прядильная фабрика «Ресмон».

В последние годы также остановились Худжандский консервный комбинат, предприятия «Лаъл» (стеклянная посуда), «Адрасманский ГОК» (концентрат свинца) и другие. И это лишь некоторые наиболее крупные и известные в республике производственные объекты.

В настоящее время на этих предприятиях осталась лишь охрана и несколько сотрудников, которые занимаются ведением отчетности.

Десятки других производственных предприятий в последние годы сократили выпуск продукции до минимума.

В их числе консервные заводы Аштского, Канибадамского, Пенджикентского, Истаравшанского районов, фабрики «Швейместпром-1», «Швейместпром-2», Ура-тюбинская трикотажная фабрика, заводы «Автозапчасть», «Худжанд-ЗИЛ», Исфаринский гидрометаллургический завод «Тамохуш», предприятия по выпуску стройматериалов, ГСМ, пищевых продуктов, по переработке хлопка-сырца. Причинами снижения производства на этих предприятиях являются, в частности, отсутствие оборотных средств, сырья, заказов, неконкурентоспособность продукции, наличие банковских долгов, износ, устаревшие технологии.

Кто восстановит?

Одним из предприятий, которое еще не закрылось полностью, но работает с перебоями, является акционерное общество открытого типа «Ленинабадский комбинат редких металлов» (ЛКРМ), расположенный в поселке Чорух-Дайрон города Гулистона.

Это предприятие большой производственной мощности когда-то занималось выпуском редких сплавов — феррованадия, ферроцитана, ферромолибдена.

Как сообщили «Фергане» в отделе энергетики и промышленности администрации Гулистона, в настоящее время предприятие занимается добычей и переработкой кварца.

ЛКРМ был создан в 1945 году, тогда же вокруг него образовался рабочий поселок. До последних лет существования СССР в нем жили более 6 тысяч человек — работники предприятия и их семьи. После развала Союза и снижения мощностей комбината рабочих стали сокращать, люди семьями поехали в Россию и другие страны. В настоящее время в поселке около 3600 жителей.

Мы приехали в Чорух-Дайрон, чтобы посетить предприятие и поговорить с его руководством и работниками. Однако нам этого сделать, к сожалению, не удалось.

Директор ЛКРМ Абдурахим Джалолзода пообещал встретиться и рассказать о проблемах своего комбината, но затем перестал отвечать на звонки журналиста.

О ситуации на комбинате рассказала председатель джамоата (сельской управы) Чорух-Дайрон Наргиз Бердиева.

Здание администрации ЛКРМ. Фото Тилава Расул-заде

— В настоящее время комбинат работает на 20% своей мощности. Раньше на нем трудились 500-600 рабочих, сейчас — около 90 человек. В конце 2000-х годов из-за снижения цены на редкие металлы на мировом рынке комбинат столкнулся с финансовыми проблемами. Выпускаемый товар стал невостребованным.

Попавшие под сокращение работники начали уезжать из республики. Сейчас предприятие выпускает кварц и экспортирует его в Узбекистан и Россию. Снижение производительности негативно повлияло на социальную жизнь поселка: закрылись столовая, баня, дороги стали плохие.

Комбинат раньше имел свою шахту, но в конце 1990-х годов ее закрыли, и сейчас сырье привозится из Бободжонгафуровского района. При комбинате существует хвостохранилище. Приходили предприниматели, изъявляли желание заняться вторичной переработкой хвоста. Ушли и больше не вернулись.

Так мы и живем со своими проблемами, — говорит председатель поселка.

Многие предприятия, успешно работавшие в советское время, в 1990-е годы были приватизированы. Например, прядильная фабрика «Ресмон» в городе Канибадаме, на которой в три-четыре смены во времена Союза работали более 2 000 человек.

«Ресмон» выпускала хлопчатобумажные изделия — марлю и пряжу, большая часть которых поставлялась на трикотажные и швейные фабрики по всему Союзу. Предприятие было преобразовано в начале 1990-х годов в акционерное общество, большую часть акций которого приобрел предприниматель Джамшед Абдулов.

В феврале 2016 года «Ресмон» остановила работу — из-за устаревшего оборудования ее продукция стала неконкурентоспособной, дальнейший выпуск был нерентабельным.

Владелец не приобрел нового модернизированного оборудования, которое позволило бы выпускать товар высокого качества по оптимальным ценам, а предпочел прекратить производство. Вероятно, причиной этого стали финансовые проблемы и дальнейшее преследование Абдулова из-за невозвращенных банковских кредитов.

По словам заместителя мэра Канибадама Илхома Хомиди, в настоящее время ведутся переговоры с отечественными и зарубежными предпринимателями по запуску фабрики и ее модернизации. Часть площадей предприятия намечается сдавать в аренду новым предпринимателям, которые будут работать по разным профилям.

Законсервированный консервный

В Таджикистане немало совместных предприятий.

Так, в Согдийской области до последних лет успешно работало таджикско-чешско-австрийское СП «Худжанд-Пакижинг», которое занималось производством консервов из свежих фруктов и овощей, выращиваемых в стране.

Оно было создано в 1998 году и до начала 2010-х не имело проблем с выпуском и реализацией продукции. По словам одного из руководителей СП, пожелавшего остаться неназванным, 97% продукции предприятия экспортировалось в Россию и Казахстан.

Проблемы возникли, когда в Таджикистане началась реструктуризация сельского хозяйства.

С 2010 года крупные субъекты хозяйствования, которые в своем распоряжении имели по 200-300 гектаров земли, были разделены на мелкие дехканско-фермерские хозяйства, в результате чего прервались взаимовыгодные связи, существовавшие в течение многих лет между сельхозпроизводителями и заказчиками. До этого ежегодно в феврале «Худжанд-Пакижинг» заключал с крупными хозяйствами двухсторонние договора о поставках сырья. Заказчик обеспечивал аграрников финансами, а те около трети выращенного урожая отправляли консервному заводу. После реструктуризации стало сложнее сотрудничать с мелкими хозяйствами. Кроме того, на устойчивость предприятия повлиял и обвал казахской национальной валюты — тенге, рассказал собеседник «Ферганы».

Прядильная фабрика в Таджикистане. Фото с сайта Sugdnews.com

— Основными покупателями нашей продукции были предприниматели в Казахстане. После падения курса тенге до 350 за доллар партнеры оказались неготовыми покупать наш товар по прежним ценам.

Если раньше мы продавали одну банку консервов по 80-85 центов, и они реализовывали ее по цене, эквивалентной $1,2-1,3, то сейчас они согласны покупать только по 45 центов. При этом сама пустая банка стоит 30 центов.

Если раньше один килограмм помидоров мы покупали по 10-15 дирамов (0,10-0,15 сомони), то теперь — по 1,5 сомони ($1,6). В 3-4 раза за последние 10 лет подорожала и доставка товаров по железной дороге. Мы раньше отправляли товар, в основном, госучреждениям России и Казахстана.

Но в 2010 году правительство Казахстана распорядилось при проведении тендеров по закупке продукции отдавать приоритет местным производителям. Поэтому в последний раз нам удалось продать свой товар казахским партнерам в 2014 году.

Заниматься реализацией товара внутри страны тоже является непростым делом. Раньше одна грузовая машина доставляла товар из Худжанда в Душанбе, расстояния между которыми составляет 350 километров, за 2-2,5 тысячи сомони ($200-250), а сейчас такая услуга стоит 7-8 тысяч сомони ($700-800). Все эти расходы в итоге влияют на конечную стоимость продукции.

Нехватка оборотных средств заставила нас взять кредит в одном из банков страны, и теперь из-за снижения курса сомони и роста доллара не можем погасить долги.

Поэтому мы были вынуждены приостановить производство до появления потенциальных покупателей. Многие наши квалифицированные рабочие ушли на другие предприятия, переквалифицировались либо отправились на заработки.

Что будет дальше, не знаем, — посетовал промышленник.

Как отмечает менеджер, даже выпускающим конкурентоспособную продукцию предприятиям, подобным «Худжанд-Пакижинг», нужна поддержка правительства.

— Чиновники Минэкономразвития Таджикистана в рамках межправительственных соглашений со странами — экономическими партнерами должны обсуждать вопрос экспорта товаров таджикских предпринимателей.

Они должны помогать отечественным производителям в поиске потенциальных покупателей, изучении внешнего рынка, привлечении инвесторов. Раньше такую роль играл Госплан. Это и есть защита местного производителя, которая пока особо не чувствуется.

Без экспорта товаров нам работать нерентабельно, — сказал он.

Читайте также:  Лекальная линейка: разновидности и способы работы, критерии выбора и особенности покупки

Открылись — закрылись

В 2021 году Таджикистан будет отмечать 30-летие независимости. К этой дате только в Согдийской области обязались сдать в эксплуатацию 300 новых промышленных предприятий и создать 9 тысяч рабочих мест.

Только в этом году планируется ввод в эксплуатацию 100 новых предприятий с 1,7 тысячи рабочих мест.

Однако, как сказал «Фергане» один бизнесмен на условиях анонимности, индустриализация заключается не в количестве сданных в эксплуатацию предприятий, а в обеспечении их устойчивого развития — чтобы их не постигла участь сотен других, которые закрылись через некоторое время.

Тяжелое налоговое бремя, отсутствие эффективного менеджмента и маркетинга, неконкурентоспособность производимых товаров, частые проверки со стороны фискальных и контролирующих органов, высокие проценты банковских кредитов, отсутствие правительственной поддержки — многие факторы мешают развитию промышленности в Таджикистане.

Азам Муртазаев. Фото предоставлено экспертом

Эксперт в области экономики и промышленности Азам Муртазаев отмечает, что заставить работать промышленные предприятия в республике одними постановлениями и поручениями нереально — необходима комплексная реформа. Без серьезной господдержки предпринимателей и инвесторов мало что изменится.

«Проблема комплексная, она появилась не за один день, а накапливалась в течение многих лет, и нужен комплексный подход для того, чтобы промышленность встала с колен, и мы немного выровняли свой торговый баланс, — говорит эксперт.

— К сожалению, в конкурентной борьбе за привлечение зарубежных и местных инвестиций мы проигрываем по многим пунктам. В прошлом году мы побили собственные антирекорды, и импорт превысил экспорт в три раза.

При этом мы продолжаем наращивать импорт и снижать экспорт.

К сожалению, правоприменительная практика у нас хромает. Например, международными партнёрами по развитию много раз поднимался вопрос о недопустимости практики предоплаты налогов. После этого и сам глава налогового ведомства озвучил недопустимость такого подхода. А на практике получается, что сверху спускается план сбора налогов, как в старые добрые советские времена.

Некоторые чиновники до сих пор живут опытом прошлых лет, а не руководствуются законами рыночной экономики. Логика у них такая, что для наращивания ВВП, покрытия текущих расходов и возвращения государственных кредитов надо больше и больше доить священную корову, то есть бизнес. Получается, что вместо увеличения числа налогоплательщиков сдирают последнее с тех, кто еще остался работать.

Для развития промышленного производства необходимы налоговые льготы, которые надо давать целому комплексу предприятий, а не отдельным и особо приближённым. Необходимо умерить налоги, чтобы предприятия начали развиваться, создавали рабочие места. Налогообложение у нас выше не только по сравнению с нашими соседями, но и чем во многих других странах.

В такой ситуации инвестор пройдёт мимо нас и пойдёт к нашим соседям.

Необходимо привести в порядок законодательство, чтобы не было противоречивых нормативно-правовых актов и места для их вольного толкования. Такая ситуация является благодатной для процветания коррупции. В рейтинге восприятия коррупции наша страна находится, мягко говоря, не на лучшем месте.

Чрезвычайно раздутый чиновничий аппарат — одна из проблем неэффективности государственного управления и низких зарплат.

Сокращение числа сотрудников госорганов, создание электронного правительства и наём на работу грамотных специалистов помогут в деле борьбы с коррупцией и налаживании эффективности государственной машины.

Также необходимы молодые кадры, выпускники вузов развитых стран, которые будут подходить к проблемам по-новому.

К сожалению, в государственные органы берутся не очень компетентные лица и даже не имеющие соответствующего образования и опыта, которые потом и работают кое-как.

Пока же не решатся эти проблемы, мы останемся и дальше в роли догоняющих и будем проигрывать в конкуренции по привлечению инвестиций и развитию промышленности нашим соседям по региону», — заключил Азам Муртазаев.

Востокредмет | это… Что такое Востокредмет?

«Востокредмет» (Ленинабадский горно-химическим комбинат) — таджикское предприятие. Это первенец атомной промышленности СССР: из урана, добытого и обогащённого здесь, был запущен первый атомный реактор и сделана первая советская атомная бомба[1].

Местоположение

Комбинат расположен в окрестностях города Чкаловска Согдийской области Республики Таджикистан.

История

Комбинат был создан согласно Постановлению Государственного комитета обороны СССР 15 мая 1945 года в г. Чкаловске Таджикской ССР, поскольку на близлежащих рудниках: Адрасманский, Майлисайский, Уйгурский, Тюя-Муюнский и Табошарский, к тому времени уже было добыто 18 тысяч тонн урановой руды. Первоначально назывался «Комбинат номер 6 НКВД СССР». 

Строительство комбмната осуществлялось заключёнными, немецкими военнопленными и советскими гражданами, которые во время войны были угнаны в Германию, а по возвращению направлены в лагеря как предатели, а также спецпереселенцами — представителями депортированных народов СССР (немцы, крымские татары, чеченцы, калмыки, корейцы и т. д.). В дальнейшем комбинат строили добровольцы, в основном, молодёжь после окончания ФЗУ[2]. Первым руководителем предприятия стал Б. Н. Чирков, который до этого работал директором вначале Джезказганского, а затем Тырныаузского комбинатов цветной металлургии.

Комбинат осуществлял добычу урановой руды и её обогащение. Позднее по мере истощения урановых рудников к переработке урановой руды добавилось и извлечение попутных золота, серебра и редкоземельных элементов.

Собственно говоря, именно добыча золота и серебра и позволили комбинату выжить в «лихие девяностые», как и другим подобным предприятиям Средней Азии, например «Навоийскому горно-металлургическому комбинату» в Узбекистане.

В 1967 г. стал называться «Ленинабадский горно-химический комбинат».

С распадом СССР стал собственностью Таджикистана.

Ныне комбинат называется «Производственное объединение „Востокредмет“».

Предприятие сегодня

Объединение «Востокредмет» входит в российское АО «Концерн „Атомредметзолото“», Казахскую Государственную корпорацию предприятий атомной энергетики и промышленности.

В состав предприятия входят:

  • Гидрометаллургический завод
  • Чкаловский машиностроительный завод
  • НПК «Техналогии»
  • АТ (Управление автотранспорта)
  • Ремонтно-строительное управление
  • Центр «Элто»
  • Ювелирный завод

Предприятие производит:

  • концентрат урановый природный
  • высокочистый пентоксид ванадия
  • титанооксидный катализатор
  • марганцевый и вольфрамовый концентраты
  • золотые и серебряные слитки
  • ювелирные изделия из драгоценных металлов
  • горное и химико-технологические оборудование
  • различные электронные приборы и устройства
  • изделия из камня
  • оборудование для агропромышленного комплекса
  • автобусы «Таджикистан»

Примечания

Агмк устанавливает партнерские связи с предприятиями таджикистана

https://uz.sputniknews.ru/20220606/agmk-ustanavlivaet-partnerskie-svyazi-s-predpriyatiyami-tadjikistana-25073286.html

  • Агмк устанавливает партнерские связи с предприятиями таджикистана
  • Агмк устанавливает партнерские связи с предприятиями таджикистана
  • Планируется наладить производство ферросплавов для нужд АГМК.
  • 2022-06-06T19:49+0500
  • 2022-06-06T19:49+0500
  • 2022-06-06T21:29+0500
  • экономика
  • таджикистан
  • предприятия
  • производство

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/07e6/06/06/25073701_0:45:1226:735_1920x0_80_0_0_09acd4ea916b64b04462a667a34b83d1.jpg

ТАШКЕНТ, 6 июня — Sputnik. В рамках недавнего визита лидера Таджикистана Эмомали Рахмана в Узбекистан один из крупнейших горно-металлургических предприятий в Узбекистане – Алмалыкский горно-металлургический комбинат (АГМК) подписал документы об установлении партнерских связей с рядом таджикских предприятий.

Об этом сообщает пресс-служба АГМК.Меморандум о сотрудничестве подписан с ОАО «Тамохуш», ГУП «Таджикские редкие металлы» и ОАО «Ленинабадский комбинат редких металлов».

Согласно подписанным соглашениям, планируется наладить производство ферросплавов для нужд АГМК на мощностях ГУП «Таджикские редкие металлы» и ОАО «Ленинабадский комбинат редких металлов».Помимо того, предусматривается переработка свинецсодержащих техногенных отходов АГМК на мощностях ОАО «Тамохуш».

Напомним: Эмомали Рахмон посетил Узбекистан с официальным визитом 2 июня. В рамках встречи состоялся запуск строительства Яванской ГЭС мощностью 140 мегаватт на реке Зарафшан. Кроме этого, лидеры двух стран посетили Технопарк в Ташкенте и промышленные предприятия Хорезмской области.

На уровне правительств, министерств и ведомств двух стран подписано 11 документов, предусматривающих дальнейшее наращивание многопланового узбекско-таджикского сотрудничества, сообщила пресс-служба президента Узбекистана.Авиавласти РФ и Узбекистана договорились увеличить число рейсов

таджикистан

Sputnik Узбекистан

  1. info@sputniknews-uz.com
  2. +74956456601
  3. MIA „Rosiya Segodnya“

2022

Sputnik Узбекистан

  • info@sputniknews-uz.com
  • +74956456601
  • MIA „Rosiya Segodnya“

Новости

ru_UZ

Sputnik Узбекистан

  1. info@sputniknews-uz.com
  2. +74956456601
  3. MIA „Rosiya Segodnya“

https://cdnn1.img.sputniknews-uz.com/img/07e6/06/06/25073701_93:0:1134:781_1920x0_80_0_0_511f577a27a222f36bd41cf5657bdcb7.jpg

Sputnik Узбекистан

  • info@sputniknews-uz.com
  • +74956456601
  • MIA „Rosiya Segodnya“

Sputnik Узбекистан

  1. info@sputniknews-uz.com
  2. +74956456601
  3. MIA „Rosiya Segodnya“

таджикистан, предприятия, производство

Из истории Чорух-Дайрона

Хлеб в Чорухе выпекался можно сказать на радость детям, по дороге от магазина домой объедалась почти вся корка буханки. А буханки были пышными большими золотистыми и необычно вкусно пахли (Ватислав).

… в летний кинотеатр в парке билеты надо было покупать заранее. Там была танцплощадка с оркестром, будка, в которой газировку продавали. Те, кто не попал в зал, сидели на деревьях вокруг кинотеатра и переживали даже громче зрителей. Однажды одно из деревьев рухнуло, к счастью, обошлось без жертв (Alex, см. «Журнал об этом сайте»). 

Я в Чорух была направлена молодым специалистом, работала там в плановом отделе рудоуправления — экономистом, прожила в Чорухе мало, но полюбила на всю жизнь этот поселок и мое сердце осталось там.

Я ищу друга юности Петелина Владимира, он с 1948 года рождения. Его мать Нина Ивановна Петелина была директором школы, а отец энергетиком на руднике, братья Гена и Виталий. Мне можно написать на адрес «ziandr@mail.

ru» (Зинаида Жаворонкова). 

Каждое воскресенье над поселком громко звучали песни из репродукторов ДК, так громко, что слова доносились до самых отдаленных домов. Так в Чорухе зазывали детвору на детский воскресный киносеанс. До сих пор в памяти звучат слова «Жил да был черный кот за углом …», …»Сегодня праздник у девчат, сегодня будут танцы …» … (Ватислав).

Как, я люблю наш Чорух! Я помню школу, клуб, стадион, бассейн, лягушатник, парк и летний кинотеатр.

Я помню дорогу в Ленинабад и реки маков, тюльпанов в ущельях между гор, маленькую горку, нам маленьким разрешали туда ходить одним, прогулки в горы с родителями (просто дальние походы!), и как старший брат с приятелями ходил на Синие горы, меня туда не брали. Вкус луковиц тюльпанов — нет ничего вкусней (Людмила Николаева)!

Хочу написать о Сергее-китайце. Он работал главным поваром в поселковой столовой, учился с моим родным дядей в Душанбе, дружил с моим отцом, был частым гостем в его семье.

Мой папа, Николаев Вячеслав Иванович, работал в больнице и поликлинике зубным врачом, а мамочка, Николаева Ольга Васильевна, заведовала аптекой. Жили мы на улице Навои, по моему номер дома был 2, точно не помню.

Эта улица плавно переходила в дорогу на Ленинабад (Людмила Николаева).

Зайдите в творческий журнал Нины Рожковой, там найдете много интересных событий из нашей жизни (см. раздел «Творчество земляков»).

Ya seychas obshayus s Ismagilivoy Sofiey Yagovarovnoy, zhivet v Ufe i Krikun Aleksandroy Pavlvnoy (fizik) zhivet v Sidorovka Chelyabenskaya oblast i nase eshe rabotaet! Aleksandre Pavlobne budet 70 na sleduyushiy god.

Predlagayu sozdat fond pomoshi nashim prestarelym uchitelyam. Moya sestra Zoya Iskakova zhivet v Moskve ya pravda daleko no vitrualnoe prostransvto ne znaet rasstoyaniy. Ishu svoix odnoklassnikov gody ucheby 1959-1969 (Sofya Iskakova, полный текст сообщения см.

» Журнал об этом сайте»комментарий к сообщению «Наши учителя»).

Primite k svedeniyu druzya, Petelina Nina Ivanovna skonchalas v etom gobu bylo ei 89 let, Xasanova Galina Sergeevna skonchalas let 5 tomu nazad, Evtux Vladimir Sergeevich (daty smerti ne znayu).

Mir praxu ix, oni prozhili dostoinuyu zhi3n podviznikov (zarplaty vedu uchiteley byli mi3ernye) Pamyat o nix proxotit cherez serdtsa takoego kolichestva blagodarnyx uchenikov i ix roditeley, ya dumayu(Sofya Iskakova, полный текст сообщения см.

Читайте также:  Хром металл средней активности

«Журнал об этом сайте», комментарий к сообщению «Наши учителя (давайте вспомним всех)»).

Я уехал с Чорух-Дайрона в 1965г. и с тех пор работал и жил во многих местах,но воспоминания о Чорухе почему-то оставили в душе особый след. Часто ловил себя на мысли, что хорошо бы было пройтись по улицам Чорух-Дайрона и посмотреть, что там и как. На космоснимке нашел дом, в котором жил. Это первый дом от конторы Мирзараватской (так она тогда называлась) гидрогеологической партии, в 50-60 м к югу от открытого плавательного бассейна. Контора, кажется, перестроена, а жилой поселок тот же. Правда, между поселком и горой появилась одноэтажная застройка. Кстати, эта улица (продолжение нынешней Ленинабадской), по-моему, называлась Горького. На фото узнал ряд знакомых лиц, хотя большинство только визуально, да и не удивительно — прошло полвека. Из хорошо знакомых встретил только Сафину Розу Абдуловну и Сергея -китайца (по одному из сообщений). В то время в частном секторе практически в каждом дворе были баньки, и в субботу организовывался банный день с последующим застольем, где я и научился у Сережи готовить плов.

Интересно, как сложилась их судьба?

(Виталий, полный текст сообщения см. «Журнал об этом сайте»).

Я — Прохоренко Сергей, уехал из Чоруха в 1967г. Я тоже хорошо помню Сергея Китайца. Но мне, кажется, он одно время работал продавцом в маленькой лавке. Она стояла недалеко от базара, справа, если идти от магазине «на горке» Это было в середине пятидесятых. А еще я помню Мирбабая. Он занимался озеленением рудника и садил с командой женщин деревья.

Я, Урманова Василя Насыровна, 1964 года рождения, родилась и выросла в Чорух-Дайроне. Переехала в Казахстан, город Шымкент в 1995 году. В данное время живу в Шымкенте. Кто помнит Урмановых, а у нас очень большая семья, хочу сообщить, что все мои сестра и братья живут также в Шымкенте.

Урманов Бахыт, Урманов Рахым, Урманова Рахиля, Урманова Назира, Урманова Алима, Насыров Давлят. Я очень рада была бы узнать о том, кто и где сейчас живет. Ищу также соседей бывших Садырисламову тетю Свету, Садырисламова Руслана, Садырисламову Наташу. Рафиевих дядю Сергея, т. Лиду, Грабовскую тетю Таю, Олега.

Ищу одноклассников: Антонова Сергея, Талипову Танзилю, Ситдикову Рамилю, Шевцова Геннадия, Руденко Наташу, Байдакову Анну, Исламову Лилю, всех тех, кто учился в средней школе 2 им. А. Д. Рудаки поселка Чорух-Дайрон.

Гаймалов Мансур, Ринат, Резеда где вы сейчас? А также Гаймалов Марат Ринатович 1988 годат рождения? Очень скучаю по Чайруху, хотя он уже не тот, НАШ ЧАЙРУХ. Привет всем от моих сестер и братьев.

Список (база данных) «Жертвы политического террора в СССР» 

Резко возросшая потребность в вольфраме удовлетворялась в военное время за счет месторождений Джидинского, Белуха и Антонова гора в Забайкалье, Мульчихинского на Алтае, Лянгарского и Койташского в Узбекистане, Чорух-Дайронского в Таджикистане (см.источник).

Наша республика волей судьбы вышла на самые передовые рубежи новой технологии. 15 мая 1945 г. ГКО принял решение о создании в Таджикистане специализированного уранодобывающего предприятия – Юго-восточного горно-химического комбината №6, будущего Ленинабадского горно-химического комбината – ЛГХК.

Специалистов собирали и готовили по всей стране, их разыскивали по многим крупнейшим предприятиям Сибири, Урала, за границей. Среди этих горных инженеров оказался и В.Я. Опланчук. С июля 1960 г. В.Я. Опланчук становится директором комбината. Таджикистан стал второй родиной Владимира Яковлевича.

Он всем сердцем привязался к нашим прекрасным удивительным горам, цветущим долинам, замечательному народу. Занимая должность директора, В.Я. Опланчук не замкнулся только лишь в делах завода, не ограничился производством. Огромна заслуга Опланчука в развитии инфраструктры Чкаловека, Ленинабада, Табошара, Чорух — Дайрона.

Благодаря ему, эти города получили большой импульс не только в строительстве жилья, но магазинов, новых проспектов, зрелищных заведений, школ, больниц, комбинатов бытового обслуживания.

Ускоренными темпами проектируется и возводится крупнейшая по тем временам районная подстанция «Ленинабадская», связанная двумя линиями 110 кв. с системой «Узбекэнерго».

С ее вводом в конце 1948 года решилась проблема электроснабжения не только объектов комбината, но и почти всей Ленинабадской области.

От этой ведомственной подстанции была подана электроэнергия в Ленинабад и Советабад, шелкокомбинат, Чорух-Дайрон и Кансай, Сулюкту и Пролетарск, близлежащие поселки и колхозы (см.источник).

  • Прославленные бригады Чорух-Дайрона в 60-г.:
  • — бригада Василия Катасонова завоевала звание «Бригада коммунистического труда»;
  • — бригада Николая Прохорова была известна как бригада рационализаторов и высокой производительности труда;

— бригада Николая Щекочихина была знаменита, как бригада смелых и волевых проходчиков, выполняющих вертикальную проходку в очень трудных геологических условиях (заметки о наших прославленных земляках были опубликованы в Ленинабадской правде за 27 мая 1960 г., там же представлена фотография Габдуллы Каюмова — проходчика бригады Николая Щекочихина,   см. фото в разделе «Информация для музеяМатериалы»).

В 60-ые годы была заасфальтирована центральная улица Чоруха — ул. Ленина.  До начала 70-ых были заасфальтированы все улицы, примыкающие к центральной. Поселок приобрел цивилизованный вид (Alex, см. «Журнал об этом сайте»).

В столице Таджикистана г. Душанбе показатели прироста населения снизились с 19,4 в 1986 г. до 16,5 в 1989 г.; в Ходженте — центре Северного Таджикистана — с 23,6 до 19,2; в г.

Кайраккуме и подчиняющихся его горсовету поселках Адрасман, Алтын-Топкан, Кансай, Куруксай, Сырдарьинский-1 и 2, Чорух-Дайрон — с 23,7 до 21,5; в Чкаловске с поселками Наугарзан, Палас и Табошар — с 13,0 до 10,2.

  В городах и поселках на сокращение показателя прироста населения повлияла возросшая смертность (см.источник).

1932г. — экспедицией профессора Смольянинова Н.А. было открыто месторождение шеелита  (вольфрама

, см. источник)

1941 г. — начало добычи старательскими артелями шеелита открытом способом

15.03.1945 г. — образование поселка городского типа (см. источник)

1947 г. — пуск шахты «Капитальная», образовано государственное горнорудное предприятие — Чорух-Дайронское рудоуправление 

Уран в Кыргызстане и Таджикистане добыт. На повестке дня – рекультивация (АнТюр)

Мы продолжаем рассматривать урановый комплекс стран бывшего СССР. В настоящем материале обсуждаются месторождения Кыргызстана и Таджикистана. Правда, здесь основные достижения уже в прошлом, а добыча фактически не ведется. Ее возобновление, даже в небольших объемах, возможно только при заметном росте мировых цен на уран.

Поэтому в контексте обсуждения этих регионов актуальней рассмотреть рекультивацию выработанных месторождений. И помимо экологической составляющей, вопросы рекультивации важны и при оценке себестоимости атомной энергии, так как этот фактор вносит и свой вклад в цену уранового сырья.

Динамика мировой добычи урана: от красок и оружия к АЭС

Уран как химический элемент открыт в 1789 г. немецким химиком Мартином Клапротом. Но минералы урана, фигурирующие сегодня под общим названием «урановая обманка», были известны горнякам Саксонских Рудных гор со второй половины 16 века. Практического применения они не имели. И только в 1825 г. урановые руды начали добывать здесь для получения красок.

В начале 40-х годов прошлого века для урана было найдено другое применение и в период 1945-1975 гг. его добыча осуществлялась в рамках гонки ядерных вооружений. Первый пик мировой добычи – около 50 тыс. т, достигнут в 1959 г. Затем начался ее спад до 30 тыс. т в 1965 г. После этого был период плавного подъема добычи, который продолжался до 1975 г.

(38 тыс. т). На 1975-1990 гг. пришелся бум строительства АЭС. В связи с этим начался резкий рост добычи урана до 60 тыс. т (1979 г.). До 1988 г. добыча урана была почти стабильной – 59-66 тыс. т, а затем начался ее спад до 32 тыс. т в 1993 г. Это связано с Чернобыльской катастрофой. С 1990 г. строительство новых АЭС было минимальным.

Часть рудников была закрыта в связи с истощением запасов урана. До 2008 г. происходил небольшой рост добычи урана до 43,9 тыс. т. Затем начался быстрый ее рост: 2009 г. – 50,8 тыс. т; 2010 г. – 53,7 тыс. т;  2011 г. – 53,5 тыс. т; 2012 г. – 58,3 тыс. т. Ему предшествовал рост цен на уран с 25 долл./кг в 2003 г. до 218 долл./кг в 2008 г. В 2010-2012 гг.

цены на уран стабилизировались на уровне 125 долл./кг, а с середины 2013 г. началось их падение, которое продолжается и в текущем году. Объем добычи урана не соответствует потребностям АЭС. В 2009-2012 гг. дефицит составлял 14-22% и имел тенденцию к уменьшению.

Но этот дефицит компенсировался за счет запасов высокообогащенного урана, накопленных в период гонки ядерных вооружений.

Таким образом, динамика уровня добычи урана в мире, странах и регионах определялся следующими факторами: областью его применения, геологическими запасами и их исчерпанием в процессе разработки, Чернобыльской катастрофой, потребностью и динамикой цен. Катастрофа на АЭС «Фукусима» не оказала существенного влияния на динамику добычи урана и цен на него. Отмеченное выше в полной мере определило динамику добычи урана на Украине, в Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане и России.

Кыргызстан: первый уран Российской империи, сейчас добыча прекращена

Добыча урана в Российской империи впервые начата на месторождении Тюя-Муюн (Кыргызстан, Ферганская долина, северные предгорья Алайского хребта). Медные рудопроявления здесь были известны давно. В конце 19 – начале 20 веков в рудах были выявлены минералы урана и ванадия. В период 1907-1913 г.г.

на месторождении действовал рудник «Ферганского акционерного общества добычи редких металлов». Руда перерабатывалась в Санкт-Петербурге, а уран и ванадий экспортировались в Германию. Добыча металлов (в том числе и радия) на руднике возобновилась в 1923 г. Рудник закрыт в 1954 г.

по причине исчерпания запасов.

Крупномасштабные поисково-разведочные работы на уран в регионе развернуты с 1945 г. В 1946 г. начата добыча урана на месторождении Майлуу-Суу, а позднее и на других месторождениях Южного Кыргызстана. Здесь урановые рудные тела приурочены к карбонатным отложениям.

Для переработки руды в городе Майлуу-Суу построено два гидрометаллургических предприятия (подразделения Ленинабадского горно-химического комбината). Время «жизни» рудников на отдельных месторождениях составляло от 8 до 22 лет. Часть рудников закрыта в 50-х годах, другая часть – в 60-х.

Читайте также:  Какая кислота разъедает металл быстрее всего

В 60-х годах прекратили свою деятельность и гидрометаллургические предприятия.

В Северном Кыргызстане в угленосных отложениях были выявлены лигнитовые уран-угольные месторождения. Добыча урана начата в 1951 г. В 1955 г. создан Кара-Балтинский горнорудный комбинат. Но месторождения были быстро выработаны. На горном комбинате велась переработка уранового концентрата с месторождений Казахстана.

До его остановки в 1991 г. произведено свыше 60 тыс. т урана. С 1994 г. на комбинате возобновлена переработка уранового концентрата с месторождений Казахстана. В 2007 г. правительство Кыргызстана продало 72,3% его акций российской компании «Ренова». В 2011 г. на комбинате произведено 1010 т урана, в 2012 г. – 1577 т.

В одном из фундаментальных справочников приводится информации о том, что ежегодная добыча урана в Кыргызстане составляла порядка 3000 т урана. Это не так. Приведенная цифра относится к производству урана на Кара-Балтинском комбинате, в том числе и из сырья казахстанских месторождений.

Добыча же урана на территории Кыргызстана не превышала нескольких сотен тонн в год. К моменту обретения независимости разработка месторождений на его территории была завершена. В период резкого роста мировых цен на уран (2006-2007 гг.

) в Кыргызстане создано 15 геологоразведочных компаний по поиску месторождений урана – «российские, американские, канадские, австралийские и смешанные, с участием кыргызской стороны». Их работа базируется на результатах опоискования региона в советский период и прогнозах возможности открытия средних и мелких месторождений, рентабельных для разработки.

По состоянию на середину 2013 г. компании имеют лицензионные участки. Но на них вряд ли ведутся активные геологоразведочные работы в условиях низких цен на уран в последние годы.

В Северном Кыргызстане (в основном в Иссык-кульской области) имеется несколько месторождений урана различного генезиса: Кок-Мойнок (запасы 1473 т), Утор-Туюкская группа (запасы 1300 т), Капчыгай (не оценено) Сары-Жазская группа (запасы 4814 т), Кызыл-Омпольская группа (ресурсы 12-13 тыс. т). При росте цен на уран вполне вероятно начало разработки некоторых из них при базировании на Кара-Балтинский комбинат. Скорее всего, это будут частные коммерческие проекты.

Таджикистан: советские геологи нашли все, что можно

Месторождения Южного Кыргызстана, Северного Таджикистана и сопредельных районов Узбекистана формируют компактную группу. Для их разработки в 1945 г. создан Горнохимический комбинат № 6 (с 1967 г. – «Ленинабадский горно-химический комбинат», с 1991 г.

– Госпредприятие «Востокредмет»). Однако, запасы месторождений были небольшими и истощились в начале 60-х годов. Максимальная добыча урана на территории Таджикистана составляла около 1000 т в год.

Позднее на «Востокредмет» перерабатывались рассолы – результаты добычи урана методом подземного выщелачивания на месторождениях Узбекистана и Казахстана.

В 80-х годах добыча урана в небольшом количестве велась на старейшем руднике Табашар и новом месторождении Правый берег. К разведке последнего «самым кончиком мизинца» прикоснулся и автор настоящего текста.

В Таджикистане имеется большое число рудопроявлений урана. В 2008 г. «Росатом» заявил о готовности возобновить добычу урана в республике. Отмечена и возможность строительства АЭС малых мощностей (100-300 МВт). Заявляли о заинтересованности в добыче урана и китайские компании. В 2013 г.

французская Areva выразила заинтересованность в выполнении анализа результатов работ советских геологов с целью выявления рудопроявлений, перспективных для дальнейшего изучения. Однако планируемое подписание с правительством Таджикистана меморандума не состоялось.

Почему этот вопрос не сдвинулся дальше заявлений? Причин много. Но главная стоит за словосочетанием «советские геологи». Они обладали высочайшей квалификацией, и найти пропущенные или недооцененные ими месторождения урана, рентабельные для разработки, маловероятно.

Территория Таджикистана высоко опоискована на уран.

Рекультивация территорий: пути и цена решений

Рекультивация территорий, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств, является одной из технологических цепочек получения топлива для реакторов АЭС.

И в этом плане Таджикистану и Кыргызстану от СССР досталось тяжелое наследие – горные выработки, отвалы, хвостохранилища и шламонакопители. Они представляют большую угрозу для жизни и здоровья людей.

Эту проблему кратко рассмотрим на примере Таджикистана.

На территории севера Таджикистана за время добычи урана скопилось около 55 млн т радиоактивных отходов «Востокредмет» и двух рудников – Табошар и Адрасман. Особую опасность представляют отвалы бедных урановых руд и хвостохранилища (низкорадиоактивные жидкие отходы гидрометаллургических заводов).

Так, из 10 действующих в период СССР хвостохранилищ два до сих пор остаются открытыми. В хранилище «Востокредмет» радиоактивные отходы занимают территорию в 180 га. Это рядом с Худжандом. Работы по его реконструкции не ведутся.

Вклад в накопление радиоактивных отходов внесли и рудники Узбекистана, Казахстана, а также Восточной Европы.

Крупнейший полигон, на котором хранится около 12 млн т радиоактивных отходов, находится вблизи города Табошар, который расположен к северу от Худжанда. Город построен рядом с одноименным месторождением урана. Открыто оно в 1926 г. В 1935 г. построены рудник и гидрометаллургический завод.

Добыча урана прекращена в 80-х годах. Большую экологическую опасность представляет отвал измельченной бедной урановой руды, объемом в несколько миллионов тонн, и хвостохранилище.

Эти объекты не захоронены под защитным слоем грунта (открыты для ветровой и водной эрозии) Острой проблемой являются утечки/инфильтрации вод из отвалов и хвостохранилища. Они попадают в ручей, собирающий поверхностные стоки с территории складирования радиоактивных материалов. Все это усугубляется местной спецификой.

Население использует воду из ручья для полива полей, садов и огородов. На территории складирования радиоактивных материалов выпасает скот, на объектах рудника «добывает» металлы.

В конце 2013 г. Генеральная ассамблея ООН утвердила резолюцию «О роли международного сообщества в предотвращении радиационной угрозы в Центральной Азии». «В резолюции подчеркивается необходимость принятия мер по предотвращению доступа людей к загрязненным материалам, …».

Получается, что ни Кыргызстан, ни Таджикистан (они были в числе разработчиков резолюции) не могут запретить своим гражданам пасти скот и «добывать» металлы на территории урановых рудников.

Кто и как может помочь двум суверенным странам в решении этой простейшей проблемы?

Проблемами экологической безопасности в связи с прошлой добычей урана в республиках Центральной Азии занимаются ООН «Европейская экономическая комиссия организации объединенных наций», МАГАТЭ, ЕврАзЭС и другие международные организации.

Под эгидой МАГАТЭ выполняется программа «Безопасное управление отходами добычи и переработки урановых руд в странах Средней Азии».

В рамках нескольких проектов МАГАТЭ регулярно выделяет Таджикистану небольшие суммы денег, главным образом, на создание системы измерения радиационной опасности и ее мониторинга.

В апреле 2012 г. страны ЕврАзЭС утвердили Межгосударственную целевую программу «Рекультивация территорий государств-членов ЕврАзЭС, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств» на 2012-2018 годы». На ее выполнение выделено 1156 млн рублей (75% этих средств – из бюджета России).

В рамках программы будет выполнена рекультивация трех объектов – Каджи-Сай, Мин-Куш (Кыргызстан) и Табошар (Таджикистан). Выполняется детальное изучение состояния рекультивируемых объектов, включая изыскательские работы и изучение отчетов о деятельности уранодобывающих предприятий.

Предполагается разработать основные элементы технологии рекультивации территорий.

Программа ЕврАзЭС – это пример единственно правильного комплексного решения запутанной и политизированной международной проблемы. Отметим два ее отличительные признака. Первый – она не в полной мере соответствует чаяньям элит Кыргызстана и Таджикистана. Вся предыдущая их деятельность по этому вопросу сводилась к «дайте нам деньги на рекультивацию».

Но международные организации от ООН до ЕврАзЭС понимают, что деньги давать бесполезно. Это и отражено в программе. Местные элиты не смогут «оседлать» ее денежные потоки.

Второй отличительный признак программы ЕврАзЭС заключается в том, что в ее рамках экологический ущерб и риски от «наследия», оставленного добычей урана, будут оценены на инженерном уровне. Дело в том, что в пределах урановых месторождений и рудопроявлений существуют площади и отдельные «точки» с естественным аномальным уровнем радиации.

Но сегодня имеется тенденция их отнесения к «наследию». Здесь приведу пример из личной практики. Радиационный фон в пределах месторождения урана «Правый берег» (горный массив Моголтау – западное окончание Кураминского хребта Северного Тянь-Шаня) в целом не превышает фоновые значения для региона.

Но в местах ночевок стад баранов (временные кошары) радиометр «зашкаливает». Это связано с тем, что соединения урана через корни трав попадают в их ткани. Бараны поедают траву, и в местах скопления их помета формируется аномально высокий уровень радиации.

В статьях серии «Уран как топливо для реакторов АЭС» мы тщательно прорабатываем вопрос «что сколько стоит». Исходя из программы «Рекультивация территорий …» на рекультивацию «наследия» одного рудника потребуется 12 млн долл. Из трех первоочередных объектов, в регионе Ферганской долине расположен только Табошар.

Всего в этом регионе на территории Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана находятся девять «наследий» промышленных комплексов по добыче и обогащению урана. Можно условно принять, что рекультивация хранилища «Востокредмет» обойдется в три раза дороже, чем рекультивация других объектов.

Итого, на рекультивацию «уранового наследия СССР» в регионе Ферганской долины потребуется 132 млн  долл. Вывод здесь однозначен. Затраты на рекультивацию территорий, подвергшихся воздействию уранодобывающих производств, для атомной энергетики не являются критичными.

Но гуманитарные, экологические и политические аспекты этого этапа работ являются суперважными.

Захоронение отходов урановых производств – это временная мера. Кардинальное решение проблемы – их переработка. Больших успехов в этом достиг украинский «ВостГОК». В 2007 г. на Смолинском руднике построен сортировочный комплекс по переработке отвалов забалансовых (бедных) урановых руд (их накопилось 5 млн т).

Его производительность – 600 тыс. т горной породы в год с получением уранового концентрата и «чистых хвостов». Пустая руда уходит на рекультивацию карьера. В 2013 г. переработка отвалов практически завершена.

На территории, освобожденной от них, ведется рекультивация: завозятся глина и чернозем, планируется посадка зеленых насаждений.

Таким образом, месторождения урана на территории Кыргыстана и Таджикистана выработаны в период СССР. Добытый уран поступил на «Склад», который достался России.

Кыргыстану и Таджикистану достались территории подвергшиеся воздействию уранодобывающих производств. Россия начала их рекультивацию в рамках программы ЕврАзЭС.

Российская же фирма «Ренова» восстановила работоспособность Кара-Балтинского горнорудного комбината. По этой же схеме можно увеличить производство металлов и на «Востокредмет».

http://www.odnako.org/blogs/uran-v-kirgizstane-i-tadzhikistane-dobit-na-povestke-dnya-rekultivaciya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector